• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: самое тяжёлое в твоей жизни - это кит. (список заголовков)
01:30 

unsteady

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
take my love never dying
take my love never ending
take my love never dying
give me yours(с)




Вспомнила, как в свои десять заслушала до дыр - вместе с "Золотыми балладами" Скорпионс, бог ты мой - кассету Плазмы и устроила себе вечер ностальгии; смешно, грустно и снова смешно, заодно послушала тексты. Немного обидно: больше десяти лет назад, не в силах постичь смысл иноязычного непроницаемого текста, я всё придумала себе сама, а никакая реальность не выигрывает поединка с фантазией, особенно когда там girl, jump in my car, а ты-то думал. Впрочем, "Black would be white" всё же поселится у меня в плейлисте - специально для создания ностальгических, тянущих где-то под диафрагмой настроений. Такая себе эмоциональная алхимия: музыка и запахи - мой любимый способ перемещения во времени, what about you?
День насквозь солнечный, лёгкий как шампанское. Я хронически не высыпаюсь, пью имбирный чай и забываю надевать шапку, у меня диплом, иврит и ученики, а в голове - ни единой мысли, только долгий покой, оправдывающий всё и стоящий всего.
Учу английские слова, забываю подбирать и оттачивать русские: моя страсть к аккуратным формулировкам катастрофически себя не оправдывает, когда нужно выдохнуть и сказать как есть; самые искренние вещи говорятся так - сбивчиво, рвано и без подбора средств выразительности, с тавтологиями и стилистическими ляпами, ругаясь сквозь зубы. Иногда это тоже - моя правда, хотя далеко не всегда и не со всеми.
У меня бездна всяких правд о себе. Как, например, та, что песня - лучшая машина времени; что диалог и коммуникация есть мои боги, которым единственным и стоит служить; что человека, видевшего мою слабость, хочется лишить права видеть меня вообще, отныне и вовек.
Всякие моменты, смешные и не очень, как мои ностальгические метания - моменты, которые про себя лучше знать, чем не.

@темы: самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

12:27 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
Притаскиваю домой боярышник - пригоршнями, таскаю шерстяные кофты с чужого плеча, презрительно кривлю губы на зябко нахохлившийся город. Уезжаю ночью - еле различимые в заоконной тьме полосы посадок вдоль трассы, Арбенина в плеере и саднящее горло. Потом пешком вдоль той же трассы - ни одного фонаря, зато неба не видно за звёздами, а воздух так прозрачен и холоден, что дышать больно. Возвращаюсь уже в хмурое и мятое воскресное утро с остывающим чаем и жмущимися друг к другу птицами. Город помнит меня обрывками, рифмованными строчками, записанными на клочках бумаги и потерянными, разрозненными глупыми кадрами: вот я замираю у светофора, вот убираю волосы в пучок, вот горблюсь от ветра, вот завязываю наушники в узел, вот выныриваю из подворотен. Лямка рюкзака здорово оттягивает плечо.
Кажется, что горло не перестанет болеть до апреля как минимум. На письменном столе - камешек с Камчатки, сборник кельтской мифологии и перепутанные цветные нитки. Мои воспоминания похожи на воспоминания города обо мне: ворох выцветших снимков. А как по-другому? Мы срослись за эти три года куда сильнее, чем мне хотелось бы. Хотя это не помешает мне уехать, конечно же. Мне ничто никогда не мешает уезжать.
Свыкаясь с мыслью о том, что у тебя ничего нет, получаешь в довесок к колоссальному облегчению какую-то внутреннюю неприкаянность. Всё у всех вокруг кажется очень осмысленным и нужным, а ты сидишь тут, чай с чабрецом потягиваешь, птиц кормишь. И потихоньку начинаешь злиться: не на людей вокруг, и даже, в кои-то веки не на себя самого, правда. Скорее, на собственную дурную судьбу, или кто там на наших перекрёстках за главного. Ведь если всё вот это безудержное веселье, весь мучительный рост, все сожжённые дневники и мосты - вот это всё вело к тому, чтобы ты спокойно прожил свою спокойную жизнь с работой с девяти до пяти, а потом спокойно умер, так ни единого мира и не создав - то, простите, нахуй. Я на такое не подписывалась, я туда не пойду, я, если бы знала, что вот этого от меня хотят - не дала бы себе труда даже начинать.
Но если есть выбор - значит, есть и выход, и пыльное стекло сентябрьского неба рассыпется осколками, стоит только подобрать правильный камень и размахнуться посильнее. В школе мне всегда ставили тройки за всякого рода метание, но, коль скоро на кону так много, я очень постараюсь сделать всё правильно.


@темы: будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

17:21 

власти твоей нет надо мной

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.


никогда не верь оскаленной тьме за дверью,
в подреберье стылой выстраданной души.
на больших дорогах дети теряют перья,
но взамен получают скальпели и ножи.
обрезают косы да заряжают кольты,
усмехнувшись косо, палят в немой закат.
только помни, друг, ты сам выбираешь, кто ты,
никакой Всевышний в этом не виноват.
не спасут ни предначертанье, ни обречённость,
ты свободен портить всё сам - да и поделом.
это жизнь, мой друг, по белому пишет чёрным.
это мир, мой брат, проверяет тебя на слом.
оставайся богом, шаманом, тенью ветра,
ничего не жди и не думай считать года.
слушай маму, Биттлз, духов шального лета,
только тьму под своею кожею - никогда.

10-22.3.15

@темы: не кричите на меня, пожалуйста, я гуманитарий, надписи на стенах, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

18:34 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
"нет такой тьмы, у которой не было бы конца"(с). написать на всех стенах, повторять почаще. не всё в этой жизни - вопрос твоего личного выбора, как бы ни любили об этом говорить все эти новоиспечённые сэнсеи-самоучки, которых сейчас двенадцать на дюжину.
некоторые вещи просто случаются. просто потому что.
нужно принимать это и делать ещё один шаг вперёд. и ещё один. и один. маленькие потери, большие потери - боль всегда есть боль. и единственный принципиальный вопрос здесь - то, как ты сам поступаешь под её влиянием. потому что поступки - это точно вопрос твоего личного выбора, твоя и ничья больше зона ответственности.
эй, мир, я делаю всё, что могу, слышишь? мне за себя не стыдно.
остальные пусть сами за себя решают.


@темы: don't worry, don't cry, drink vodka and fly, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

23:58 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
если уж совсем начистоту, я очень много хороших вещей не умею. подниматься на рассвете, например, не умею, варить по-настоящему хороший кофе, проращивать семена, ездить автостопом, печь пироги, водить дирижабль и говорить по-французски я не умею. но больше чем всё это, больше, чем всё не свете, возведённое в квадратную степень я не умею ждать.
и это полный провал, фиаско, антиталант. даже пробовать не стоит, только хуже будет.
но, внимание, уважаемые знатоки. скажите мне, какого же чёрта всё, что я делаю все свои двадцать лет - жду чего-то? мультиков по воскресеньям, пойти в школу, каникул, закончить школу, концерта любимой группы, поступления, выпуска, вечера, весны, чужого поезда? какая неведомая сила заставляет меня упрямством достойным лучшего применения приходить на встречи за полчаса? зачем оставаться на перроне, если можно прыгнуть в вагон?
ожидание убивает, выматывает, обесценивает всё, что происходит. невыносимо - жить, постоянно концентрируясь на точке у горизонта, нельзя, кому угодно, только не мне. ожидание вырывает кусок из жизни - полновесный, яркий кусок. оборачиваешься, и понимаешь, что пока ждал - и не жил вовсе. помнишь, как ставил чайник. наматывал круги по комнате, и не знал, чем бы себя занять, потому что надолго ни на чём не сконцентрируешься - слишком мозолит глаза секундная стрелка. ну вот же, вот.
мне этого нельзя, я от этого заболеваю.
мне нужно уезжать, нужно запрыгивать в поезд, нужно махать рукой, писать смс. мол, на этот раз повезло с соседями, вроде тихие, у проводницы чай вкусный, а ещё меня на платформе мандаринами угостили. нужно уходить и возвращаться, но всё - в настоящем моменте.
это первый закон данной конкретной жизни, отданной в моё личное пользование. заглавный пункт инструкции по эксплуатации, так скажем.
пора бы отучаться так открыто им пренебрегать.

@темы: изнанка, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

20:07 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
а изредка, возможно, слишком редко, но всё же - у меня получается просто поймать поток. когда перспектива просидеть за подготовкой к двум зачётам всю ночь не вызывает желания лечь и умереть, хотя по всем законам логики должна бы. наверное, есть всё-таки какой-то лимит у запасов желания ныть и жаловаться, у всего этого душного, тяжёлого и ненужного, что давит на плечи и не даёт дышать ровно. "нет такой тьмы, у которой не было бы конца". нет и не может быть, пока я включаю свет поярче, пока поднимаю запасы крепкого чая и музыки Эда Ширана, наравне с запасами стойкости и оптимизма, - в моём мире нет места для апокалипсисов. не здесь, не сейчас и не со мной.
в этом дурацком мире единственная доступная нам разновидность счастья - это счастье здесь-и-сейчас. в эту минуту, под этим небом, этим делом. нет и не будет никакого радужного будущего, господа, есть только мы наедине с низким зимним небом. сегодня мне достаёт сил, чтобы светить себе изнутри, и единственное, на что мне хватает мудрости сейчас - не пытаться это чувство удержать и законсервировать как-то иначе, чем в паре слов здесь.
всё очень кстати, как бы там ни было. скоро Имболк, в конце-концов.
и all you really need всё ещё love, девочка, что бы ты там ни думала.




Download The Beatles All You Need Is Love for free from pleer.com

@темы: don't worry, don't cry, drink vodka and fly, studying, по эту сторону границы, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

душевный боезапас

главная