• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: изнанка (список заголовков)
23:19 

do you feel better now?

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
от себя так просто не уходят. можно сменить тысячу дневников и отмерить тысячу километров, итог всё равно неизменяем и чётко виден изначально. ты можешь изменить всё вокруг и останешься прежним. а можешь изменить себя - и этим изменишь мир.
резко сорваться и уехать, собрав остатки себя в кулак. полтора месяца без единой мысли о том, как и что будет дальше, полтора месяца ничем не замутнённого "здесь и сейчас". я не знаю, какая часть меня вернулась, а какую - развеял карельский ветер. мне говорили, что это меня убьёт, и были правы, правы, бесконечно правы. меня переломали и выкинули, я прорастаю травой между рельсами тем временем, как внутри переломанной грудной клетки поднимает голову кто-то другой. кто-то, кто, возможно, гораздо более я, чем всё, что жило и дышало в этом теле последние девятнадцать с половиной лет.
и этот кто-то щурит на меня глаза поверх чашки с чаем, а я не знаю, плакать мне, или смеяться.
это всё сырой морской ветер и снег, лежащий на перевалах. на какой из затерянных в лесах станций я оставила своё небьющееся сердце, с кем из тех, кому улыбалась, прощаясь навсегда? и что теперь делать с этим, живым и горячим?
я не знаю, хорошо мне от этого, или плохо. знаю только, что иного исхода просто не приняла бы.

@темы: изнанка

23:11 

end this way

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
...



а потом небо просто повернётся ко мне другой стороной, радость моя, я выключу радиохэдов и пойду жить. покупать себе новые кеды, дочитывать Брэдбери и слушать поезда.
и всё будет так, как не могло не быть по итогу.
когда-нибудь наши песни будут петь в каждом городе, радость моя.
когда-нибудь я сотру свою смерть со лба, спущусь с чердака и пойду смотреть на Влтаву и подставлять лицо солнцу.
и где-нибудь между стеллажей в пыльной лавочке торговца мечтами встречу тебя.
конечно, не раньше, чем небо повернётся другой стороной и я выключу безысходность.
ни в коем случае не раньше.

@темы: будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава, изнанка, по эту сторону границы

16:05 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
на самом излёте лета шаги становятся тяжелее, а голос - тише. под стремительно блекнущим небом остаёшься стоять, запрокинув голову - и понимаешь, что твой мир ни капли не изменился, став совершенно другим. забавно наблюдать, как возвращаются старые привычки: волосы с висков убираешь, чай завариваешь - с имбирём и мёдом, завязываешь шнурки кед вокруг щиколоток и чувствуешь, как возвращаешься сам в себя.
и хочется только ветра, тишины, и никогда не знать, что тебя ждёт.

@темы: изнанка

10:37 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
в доме спит зверь, в доме ждёт ангел, ты остаёшься на крыльце прорастать доски и мёрзлую землю, выстаивать ветра и морозы, и неяркое северное солнце. ты остаёшься допивать остывший с вечера чай, слушать Аквариум, забывать сны.
остаёшься смотреть, как пустеет старый дневник - по человеку, по странице. больше никакого рок-н-ролла, май дарлинг, только хрипловатый нездешний фолк.
учись танцевать в темноте, жди тепла, прочти до конца список кораблей.
прорастай.

@темы: изнанка

17:44 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
и в конечном итоге я всё равно прихожу к мысли о том, что мне это нужно. писать сюда. просто договариваться с внутренними демонами всегда было удобнее вслух.
я слишком давно совершенно не понимаю себя и хаос вокруг меня - всего лишь отражение происходящего в моей голове. поможет мне возобновление этих хроник что-то в себе понять? вопрос спорный. но хотя бы попытка снова разговаривать с собой - это уже шаг в правильном направлении.
в правильном ведь?

@темы: изнанка

22:20 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
в конце-концов устаёшь от вопросов о том, кто я и что я, от тысячи интернет-запросов на тему кризиса идентичности и "икигай скачать бесплатно без регистрации"; устаёшь ждать, когда небесный дирижабль спустит тебе подробную инструкцию о том, что делать с твоей жизнью. я как-то упустила тот момент, когда всё это перестало быть похоже на сказку, и, похоже, упустила всех своих фей-крёстных и добрых волшебников, и всю магию придётся создавать своими руками.
в октябре шаги становятся тяжелее сами по себе и отчаянно не хватает причин просыпаться утром.
но ты в конце-концов принимаешь это состояние неопределённости, состояние поиска, состояние путешествия без конца. принимаешь тот факт, что на вопрос "кто я?" будешь отвечать себе целую жизнь, и не одну.
это давно не похоже на дорогу из желтого кирпича - ветер отчётливо пахнет железом.
сказка как раз по мне.

@темы: изнанка

12:51 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
это как открыть глаза, лёжа на самом дне, под толщей ледяной воды, и не увидеть солнца. проснуться в отчаянно вымороженной, пустой, неуютной комнате с хлопающей форточкой и не найти в себе сил выбраться из-под одеяла. не найти в себе сил вообще ни на что. судорожно накидываешь старую клетчатую рубашку, пытаешься греться дрянным чаем из пакетика, прячешь голову под подушку. воздух не согреется от твоего дыхания, потому что дыхание не теплее воздуха.
ты не упадёшь ещё ниже - потому что ниже просто некуда. будешь лежать на дне, прислушиваясь к медленному, неохотному биению собственного сердца. бездна в груди исчезает - ей ничего от тебя не нужно больше, потому что тебе нечего предложить.
это долгая, выматывающая, каждой клеткой тела осязаемая усталость - от самого себя, от слабости и лжи, от необходимости поддерживать иллюзию жизни. нет, нет, нет никакого смысла во всех этих танцах.
путаешься в собственной лжи - себе, другим и снова себе, так, что забываешь по итогу, что на самом-то деле правда. с омерзением отворачиваешься от мутного зеркала, потому что нет сил осознавать, что даже стереть собственную смерть со лба - не хватит сил. сухая глина опускается на носки ботинок, а ты совершенно не чувствуешь боли. просто потому что давно ничего не чувствуешь - ты мёртв, как тот голем. не носить на лбу эмет, не ловить блики солнца в водах Влтавы, ничего, никогда.
слова пусты, сухи и легки, разлетаются с открытой ладони раньше, чем достигают сердца. совсем ничего не стоят.
ни в чём не осталось силы, ни в чём не осталось сердца, ни в чём не осталось тебя. скоро мир поймёт, что ты не нужен больше, что ты не спасёшь его. а ты и рад бы - стать землёй, стать прорастающей эту землю травой, стать ветром, но - нет. ты станешь ничем, станешь пустотой, тем, что ты и есть. ты волен идти на все четыре стороны, потому что не имеет никакого значения, куда ты пойдёшь.
ты останешься пеплом.
если не вспомнишь, что можно стать тем, кто восстал из пепла. если не поймёшь, что когда некуда вниз, значит, время пришло - подниматься со дна.


@темы: будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава, изнанка

18:27 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
долгий туманный день, постепенно уходящий в тень; огни города сегодня какие-то по-хэллоуински яркие. нестерпимо хочется выйти в окно и раствориться в сыром ветре.
оставляю все силы в аудиториях за практикой обоих иностранных, обессиленно спускаюсь вниз по главной лестнице и встречаю старую знакомую. час ни к чему не обязывающих разговоров за более чем неплохим кофе - такое чувство, что перенеслась в прошедшее лето с его километрами железных дорог, сумасшедшей жаждой жить и горячим ветром.
идти по колено в тумане, постепенно растворяясь в накрывающих город сумерках, бессознательно выбирая дорогу подлиннее. духи подворотен бездомными кошками бросаются под ноги, греются в оранжевом свете фонарей, совершенно не стесняясь прямого взгляда. рандом плеера, опасаясь испортить атмосферу, старательно подбирает песни - ддт, аквариум, лора московская - лучший выбор для ноября.
чай - ромашка, корица, яблоко, стучащиеся в окно голуби, медные струны. день был - разговоры на всех известных языках, обо всём, что может показаться важным; ночь будет - молчание через край и медь под пальцами.
лучшее время, чтобы чувствовать мир по-настоящему.

@темы: по эту сторону границы, изнанка

23:41 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
так - просыпаешься вместе с рассветом, медленно и вдумчиво цедишь чай, щуришься и улыбаешься уголками губ, утыкаясь в очередную книжку Фрая; ходишь по комнате, не касаясь ногами пола, покрытого старым, выцветшим линолеумом; закидываешь рюкзак за плечо, вылетаешь из общежития в серое утро, на пятнадцать минут раньше, чем нужно, и понимаешь, что тёплый шарф остался на твоём пятом этаже, а ветер куда холоднее, чем мог бы быть.
так - налетаешь в университете сразу на всех, кого хотела бы увидеть, бежишь через весь коридор, заранее раскрывая руки для объятия, а время отдаётся в ушах стуком колёс старого поезда - мерно, безжалостно, дробно; ты никогда ничего не забудешь, ты никогда не вернёшься назад, ты никогда не пожалеешь, что когда-то сказала "да".
так - понимаешь, что самое_важное случится в твоей жизни и без твоего вмешательства. рано или поздно, так или иначе.
что, видимо, к лучшему.

@темы: изнанка, неоменяемые

16:03 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
воздух прозрачен и светел до крайности, шаги становятся чеканней и тяжелее. ветер под пальцами так осязаем и лёгок, как никогда. я начинаю любить эти лёгкие, светлые и морозные дни, которых все двадцать лет терпеть не могла, теперь даже не вполне понимаю, почему именно. потому ли, что солнечно-морозный ветер сродни самой безжалостной честности, а я будто бы создана для того, чтобы хамелеонить и прятаться? не суть, теперь уже всё неважно, кроме того, что я могу бегом спуститься по лестнице, не поскальзываясь на чуть припорошенном снегом льду, и подставлять лицо зимнему солнцу - как в глаза смотреть в упор собственному отражению, не боясь видеть то, что смотрит в ответ.
я приношу на плечах ветер и тяжёлый рюкзак, приношу моментально наполняющие комнату своим запахом крупные мандарины, приношу уверенность в том, что всё правильно. неспешно завариваю чай, щурюсь на свет, усаживаюсь за иероглифы. бегу покупать билет на поезд, не чувствуя веса собственного тела, снова.
включаю в наушниках новый трек Мельницы и становлюсь тем сном, становлюсь крылом, становлюсь воздухом, что "лёгок и дик", и вижу в небе облака и китов. прижимаю к груди томик китайских сказок и впервые в истории - не жду никакой весны.
и понимаю, что вполне в состоянии просто верить и ждать. улыбаться, учиться думать на чужих языках и писать стихи, не думая, что потом, не строя дурацких планов, просто интуитивно зная, что рано или поздно я сложу тысячу бумажных журавликов, раздарю все свои вещи и книги, возьму гитару и рюкзак с самым необходимым - и рвану, скажем, в Непал, учить местных детей говорить по-английски. или ещё куда-нибудь.
рано или поздно, так или иначе.
потому что моя судьба не умеет по-другому. и мне не велит.

@темы: изнанка

21:13 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
мне снится река, подходящая к моему дому вплотную, я смотрю на блики и волны через все окна сразу и чувствую её тихую радость, чую, как долго она ждала и как немного осталось до точки невозвращения - отрезок молчания с волос толщиной до того момента, когда уже ничего не вернёшь; но я никуда не бегу и ничего не боюсь - я жду и радуюсь вместе с ней. и она приходит в мой дом, сразу со всех сторон: вода выдавливает оконные стёкла, льётся с потолка, поднимается из-под пола.
второй раз в этом доме я вижу подобный сон, только в прошлый раз под мои окна пришло море; но оно лишь бросало пригоршни брызг через открытые окна, и больше ничего.
оно звало бы меня по имени, если бы хоть кто-то мог его вспомнить.
я думала, что знаю куда идти, думала, больше ничего не боюсь. даже не знаю, какое из этих милых заблуждений насмешило мир больше. кто бы мог подумать, что словами "я не боюсь" я просто оттягивала момент, когда всё тем же страхам я буду вынуждена посмотреть в глаза. всё же я становлюсь на диво изобретательна, когда нужно обмануть саму себя. но рано или поздно это должно было произойти.
чувствую, придётся всё начинать заново, совсем всё.
но по сути, в этом тумане без конца и края страшно только то, что нет следов, по которым можно идти, как нет руки, на которую предлагают опереться. остаёшься один на один с самым страшным монстром - самим собой - замираешь, и ждёшь, что же будет.

@темы: изнанка, будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава, dreamcatcher

23:49 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
такое чувство, будто бы я совсем разучилась ловить моменты и облекать их в слова, даже просто так, для себя. раньше всё складывалось как-то само собой, как врождённый дар, как умение дышать - напрягаться не нужно, не нужно даже пытаться осмыслить, что и как ты творишь. было время, когда не было для меня занятия более естественного, чем дневник. и это время прошло. хотя именно сейчас было бы не лишним попытаться перевести в текстовый формат хотя бы часть тех странных грёз наяву, что заменяют мне реальность.
я вижу длинные сны, из которых в следующее мгновение после пробуждения не могу вспомнить ни единого кадра. просыпаюсь рывком, резко распахивая глаза - будто выныриваю из-под толщи холодной воды, и долго не могу избавиться от ощущения, что по-настоящему осмысленными вещами я занималась ночью, во сне, а всё, что сейчас происходит - какая-то дурацкая возня, от которой только болит голова и тускнеет мир вокруг.
покупаю бумажные книги и складываю их на единственную полку и подоконник. я, человек-без-имущества, ютящийся на самом бедовом этаже самого бедового общежития; самый дорогой предмет у меня во владении - моя гитара; я могу прожить две недели на тысячу рублей, но. я продолжаю методично собирать книги с упорством, достойным лучшего применения. что я буду делать с этой импровизированной библиотекой, когда съеду - вопрос открытый.
в последнее время вижу улицы города только в тёмное время суток; совсем бесснежно, ветер пахнет весной, половина фонарей на моей улице устроила себе предновогодние каникулы и всё тонет в темноте. духи наглеют и прикидываются людьми, но у них не слишком-то получается. город наглеет тоже, путая знакомые дороги и уводя в противоположную сторону. можно подумать, я мало гуляю.
во второй раз иду на хоббита, вжимаясь в кресло ещё до начала рекламных трейлеров, заранее. потому что это конец эпохи, господа. в субботу. как раз перед отъездом, планирую сходить ещё раз. one last time.

@темы: по эту сторону границы, нечеловеческие танцы, изнанка, dreamcatcher

07:31 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
когда едешь один, выходишь из дома один, один растворяешься в шуме жужжащего как пчелиный улей вокзала, кажется, будто тебя и вовсе на свете нет. исключили из общей схемы, выкрутили, как перегоревшую лампочку. вроде бы вот он ты, живой, осязаемый, с извечными радиохэд в плеере, но как-то неуловимо меняется профиль, отраженный потемневшим стеклом. ты будто бы превращаешься в духа дороги, вокзального неприкаянного призрака, у которого только и дел, что купить в автомате отвратительного кофе и уткнуться в книжку, притаившись в углу зала ожидания. когда на этой платформе никто не машет рукой вслед, а на той - не будет кутаться в шарф и щуриться в ожидании прибытия твоего поезда, дорога как-то быстро теряет всякий смысл. любая.
и ты остаёшься медленно перегонять кислород в углекислый газ, медленно-медленно-медленно прокручивать в голове полторы мысли о смысле жизни и растворяться в воздухе. там, снаружи, сырые и выстывшие зимние ветры уже целуют в лоб твой сто пятый скорый, твоего курского соловья, который вот уже - светится изнутри и ждёт. это очень мудро - светиться изнутри, мудро - терпеливо ждать, и ты судорожно вспоминаешь, с какого же момента это стало таким трудным делом.
тишина окутывает мягко, как байковый плед, который здесь предлагают вместо классического колючего шерстяного одеяла. непривычно и даже немного обидно, на мгновение кажется, что в том, разваливающемся и облупленном адлеровском поезде с его сквозняками и тряской, души было куда больше. но поезда, любые поезда - это что-то невероятное. стоит только нырнуть из тамбура в узкий коридор, как чувствуешь - всё, что давило на плечи осталось там, по ту сторону, мерять шагами платформу и злобно скалиться в мутные стёкла окон. вагон - мой зачарованный круг, пока я здесь - меня никто не тронет, и уж тем более - не догонит.
===
а город встречает так, как умеет только он, равнодушно и нетерпеливо одновременно. он вроде бы и знал наверняка, что - никуда не денешься и вернёшься, а всё равно - кто же знает, что тебе в голову стукнет? город встречает непроницаемо тяжёлым небом без намёка на рассвет, абсолютной немотой безветрия, большим улыбчивым таксистом с его анекдотами.
в общежитии холодно, как в скандинавском аду.
жизнь, в общем-то, на этом не заканчивается.

@темы: изнанка, по эту сторону границы

22:47 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
от правильно поставленной цели, такой себе в меру безумной, по-настоящему адекватной потребностям и при этом достаточно реальной для выполнения, становится чертовски волнительно, даже в какой-то степени страшно. для меня именно вот это желание спрятаться назад в нору и притвориться, что меня нет - главный показатель того, что - да, я двигаюсь в нужную сторону.

@темы: изнанка

10:53 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
город кутается в снег и туман, и медленно перетекающие из одного в другой дни теряют яркость, становятся мягче и уютней, сами ложатся на плечи, как ношеный шерстяной свитер. состояние перманентного дзена, сон по десять часов в день. это во время сессии-то. забавно, чем напряжённее атмосфера, тем я уравновешенней, видимо, исключительно из чувства противоречия.
и посреди этого вот молочно-белого и обволакивающего мира вокруг, из прозрачной дымки, начинают проступать черты того, что можно назвать дорогой. и я понимаю, что ждать осталось совсем немного. в окна стучатся голуби, снег медленно оседает на землю. до весны ещё одна маленькая бесконечность, но вот он, Имболк. недолго мне осталось вглядываться в туман, прикрывая лицо от ветра, совсем недолго.
скоро будет солнечно.

@темы: изнанка

13:52 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
так и не замечаешь, как закончилась зима, как осели сугробы, как перестала быть необходима так и не купленная шапка. так - доживаешь до отметки "двадцать" в личном календаре, и впервые понимаешь, что очередной +1 не пугает и не радует. вообще ничего, никаких эмоций, кроме сожаления о том, что очередные 365 дней жизни были потрачены на какие-то бессмысленные телодвижения, в который ни капли вдохновения, ни грамма чудес. так, сама себе не веря, осознаёшь, что можешь пить неразбавленный виски, не поморщившись, встречать ледяной ветер без слёз в глазах, а больше тебе и гордиться-то нечем.
пересматриваешь старые, почти что древние, из какой-то другой эпохи - десяти- и даже пятнадцатилетней давности фотографии. целые пыльные ряды из альбомов. там розы в саду у бабушки цветут так пышно, что даже не верится. и какие-то люди улыбаются на каждом снимке. ещё плачут иногда, утыкаются друг другу в плечи и макушки, пьют и поют под гитару, но в основном улыбаются. и в глазах у них - такая неколебимая уверенность в собственном бессмертии, что страшно становится. когда всё успело настолько обесцениться. когда я разучилась так улыбаться.
пережила уже двадцать первую зиму, почти круглая дата, почти повод для гордости. двадцать один круг ада, двадцать одно перерождение, без единой истерики, без единого скандала, без единой сигареты.
доживаешь так до двадцатого альбома scorpions. и как-то сразу вспоминаешь, как десять лет назад услышала их впервые. или уже больше, чем десять? неважно. важно, что это была старая кассета, чуть заедающая, и лучшие песни в мире, в которых не понятно ни слова, но всё равно удивительным образом всё понятно. и сейчас, будто бы почти перешла очередной рубеж. и в самом центре этого вот "почти", на нейтральной полосе между "вчера" и "завтра" - настигает ветер. он пахнет чаем с чабрецом - всю жизнь его недолюбливала, теперь даже не понимаю, почему. да нипочему. как и всё в этой жизни.
и ощущаешь себя каким-то фраевским героем. ныряешь в ближайший трамвай, закрываешь глаза, чтобы не так страшно, губы кусаешь просительно. "хочу, чтобы всё преисполнилось смысла," - молишься, сама себе удивляясь.
и всё преисполняется. чего-то, здорово смахивающего если не на смысл, то хотя бы на отдалённую его идею.
и ты смеёшься с таким облегчением, что стёкла в трамвае дрожат. смеёшься, передавая кондуктору мелочь, смеёшься, уступая место старушке, смеёшься, выходя на две станции раньше своей, обессиленно усаживаясь прямо в пыль. голос клауса майне в наушниках совсем не изменился за десять лет. как и весь мир вокруг. вертишь головой, отчаянно силясь понять, как тебе хватило ума загнать себя в такого уровня западню. и так долго этого не понимать.
как ты со всем этим жила-то, девочка моя? со всеми страхами, недомолвками, домыслами? с этой мутной кашей вместо снов, или вообще без снов? не замечая весны снаружи, не считая песчинок в часах и собственных рифмованных строк? как и когда умудрилась стать такой, как все те, кого так боялась в детстве? когда научилась забывать свои книжные влюблённости, жечь дневники и уходить, не дослушав? и зачем?
люди - идиоты, слушай, мы ведь с тобой всегда это знали. замкнутые на самих себе до такой степени, что не почувствуют даже апокалипсиса, на который в глубине души так надеется каждый из них. когда катастрофы внутри достигают критической массы, катастрофы снаружи, куда большего масштаба - это всё, на что остаётся надеяться. всё, что может заставить их смотреть наружу, а не внутрь. только так просто никогда не бывает. слишком большая удача для тех, кто даже слушая других - слышит себя. и только ждёт своей очереди, крохотной заминки в разговоре, чтобы выплеснуться на собеседника всем собой. слишком дешёвое спасение для тех, кто не влюбляется в других - только в идею того, как эти другие могли бы любить его.
я не хочу такой быть. больше нет.

наверное, просто пора. просыпаться, стряхивать пыль с фотографий, снова преисполняться осознанием собственного бессмертия. писать конспекты по лексикологии в залитом солнечным светом читальном зале, покачивая ногой в такт клаусу в наушниках. добраться до моря наконец-то. купить билеты на концерт scorpions. снова смотреть людям в глаза.
вдруг получится?

@темы: изнанка, run away with me

20:52 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
танцевать в темноте, заваривать чай с чабрецом и учиться искусству ожидания. правильного такого, не требующего и спокойного.
почему до всех простых вещей доходишь настолько долгим путём?

@темы: изнанка

23:58 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
если уж совсем начистоту, я очень много хороших вещей не умею. подниматься на рассвете, например, не умею, варить по-настоящему хороший кофе, проращивать семена, ездить автостопом, печь пироги, водить дирижабль и говорить по-французски я не умею. но больше чем всё это, больше, чем всё не свете, возведённое в квадратную степень я не умею ждать.
и это полный провал, фиаско, антиталант. даже пробовать не стоит, только хуже будет.
но, внимание, уважаемые знатоки. скажите мне, какого же чёрта всё, что я делаю все свои двадцать лет - жду чего-то? мультиков по воскресеньям, пойти в школу, каникул, закончить школу, концерта любимой группы, поступления, выпуска, вечера, весны, чужого поезда? какая неведомая сила заставляет меня упрямством достойным лучшего применения приходить на встречи за полчаса? зачем оставаться на перроне, если можно прыгнуть в вагон?
ожидание убивает, выматывает, обесценивает всё, что происходит. невыносимо - жить, постоянно концентрируясь на точке у горизонта, нельзя, кому угодно, только не мне. ожидание вырывает кусок из жизни - полновесный, яркий кусок. оборачиваешься, и понимаешь, что пока ждал - и не жил вовсе. помнишь, как ставил чайник. наматывал круги по комнате, и не знал, чем бы себя занять, потому что надолго ни на чём не сконцентрируешься - слишком мозолит глаза секундная стрелка. ну вот же, вот.
мне этого нельзя, я от этого заболеваю.
мне нужно уезжать, нужно запрыгивать в поезд, нужно махать рукой, писать смс. мол, на этот раз повезло с соседями, вроде тихие, у проводницы чай вкусный, а ещё меня на платформе мандаринами угостили. нужно уходить и возвращаться, но всё - в настоящем моменте.
это первый закон данной конкретной жизни, отданной в моё личное пользование. заглавный пункт инструкции по эксплуатации, так скажем.
пора бы отучаться так открыто им пренебрегать.

@темы: изнанка, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

00:21 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
рисую маяки и поезда, мучаю китайские прописи, рассеянно наигрываю на гитаре "Yesterday" и медленно учусь всему этому просто радоваться. совершаю поступки, которые кажутся мне проявлением слабости, чтобы почти сразу выяснить, что именно они влекут за собой целую цепочку потрясающих последствий. только вот проявлением слабости от этого они быть не перестают, в этом проблема.
продолжаю сочинять себе своё личное сказочное пространство, не отвечаю на телефонные звонки и почти не запоминаю снов.
понимаю, чем дальше, тем отчётливее, что мне очень мало кто нужен для жизни. и мало что.
складываю журавликов, пью много чая, не ночую дома.
как-то так, видимо, выглядит равновесие в моём исполнении.

@темы: изнанка

21:07 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
возвращаюсь в город - город встречает посуровевшим небом и снегом с этого неба. внутри общежития неожиданно теплее, и, поднимаясь по лестнице, я даже чувствую что-то, смутно напоминающее радость от возвращения.
при всех ужасах этого места, иногда оно меня - не очаровывает даже, скорее поражает, выбивает из колеи, гипнотизирует.
иногда оно напоминает мне тот самый "Дом, в котором", ни больше, ни меньше. при взгляде на поверхность - омерзительнее некуда здесь абсолютно всё, от протёртого линолеума до бледно-розового кафеля душевых, от запаха подгоревшего мяса с кухни до хмурых жильцов, прячущих пальцы в рукава.
но временами будто бы кто-то щёлкает волшебным тумблером. и я начинаю видеть эти невероятно длинные коридоры, похожие на скоростные трассы, с их внутренними коридорными ветрами, совершенно отличными от обычных сквозняков, и неровным мигающим светом электрических ламп, знаете, как в классических фильмах ужасов.
бывает, выходишь из комнаты с миской винограда, предвкушая долгий и трудный поход на кухню, что в другом конце бесконечного коридора, так вот, выходишь - и замираешь, слыша переливы арфы. кто-то слушает "Сказку о Дьяволе", и вместе с мифическим - благословенным - кем-то её слушает весь коридор. и ты замечаешь сразу - будто кто-то протёр запотевшее стекло одним резким движением - что утро пронзительно солнечно и морозно, что коридорный ветер холодит открытую шею, а запах винограда пропитал всё вокруг. и твой долгий поход пролетает мгновенно, даже песня ещё не окончена - и приходится останавливаться под дверью, чтобы дослушать.
тут главное - не пережать, не требовать больше, чем тебе могут дать, не задерживаться в коридоре. потому что как только отзвенит последний аккорд, в комнате напротив включат что-нибудь омерзительное, коридор наполнится людьми, запахом порошка и кислого борща с кухни, и не останется ничего от только что звучавшего чуда.
но иногда здесь всё-таки происходит то, что должно - происходит сказка. коридорный ветер пахнет карамелью, кофе и кальянным дымом. потрескавшийся линолеум прорастают призрачные чёрные травы. змеятся трещины по стенам, образуя единый узор.
и ради таких вот моментов стоит оставлять глаза широко раскрытыми.
но ничего при этом не ждать.

@темы: изнанка

душевный боезапас

главная