• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:08 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
Сижу, слушаю грозу, и боюсь шевелиться, чтобы не спугнуть влетевшую в распахнутое окно птицу. Она сидит в противоположном конце комнаты и тоже боится шевелиться. Периодически облетает комнату по периметру, но окно упорно игнорирует. Что ей там не нравится?
Бумажные журавлики, подвешенные на нитках, раскачиваются от ветра. Ветер пахнет озоном и пылью, хлопает ставнями и надувает занавески. У меня на клавиатуре - птичье перо. Темнота упала, как полог, я даже не заметила, когда закончился день и началось это.
Я сижу, не шевелясь, смотрю на птицу, и она смотрит на меня. За окном гроза - может быть, последняя в этом году. И это, наверное, такой вид безвременья, мой личный. Потому что даже когда кто-нибудь позвонит или придёт, сломав эту гулкую тишину между раскатами грома, какая-то часть меня навсегда останется здесь, а значит, этот вечер никогда не закончится.
===
Времени нет. Скрип тормозов в заоконной тьме и голоса в коридоре - только иллюзия. Я сейчас попыталась позвонить Юле, которая давно должна была быть дома - а она вне зоны. Это в пределах города-то? Нет таких мест. Значит - она за пределами. Или я. Скорее я. Почему-то мне кажется, что, если я позвоню кому-то ещё, то услышу то же самое. Из безвременья сложно выйти на связь. Вопрос только в том, зачем я здесь.
===
Мне почему-то всегда очень нравится делать кофе с молоком и ванилью, но не слишком нравится его потом пить. Хотя вот в только что опробованном варианте, остывшем почти до абсолютного нуля, очень даже.
===
Крупинки кофейной гущи царапают горло. Гром ворочается где-то на грани слуха. Какие-то девушки в коридоре заливаются смехом. Птица нарезает круги по комнате и никак не остановится. Всё время норовит подсесть поближе, но улетает, как только я поднимаю на неё взгляд.

@темы: изнанка

11:37 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
А я тем временем вернулась домой. Кажется. В город, который никогда не будет моим, в Дом, который второй год с упорством, достойным лучшего применения, называю временным пристанищем, и ещё два года продолжу упорствовать. Вернулась и счастлива до тугого комка в горле, потому что, похоже, вернувшись сюда, наконец-то вернулась в себя. Здесь всё такое живое. Из окна смотреть, как тонет в тумане и сумерках церковь Вознесения, с такого расстояния похожая на те, которые живут внутри снежных шаров. Рассекать по длинным коридорам в футболке с Че, со штопором в руке, радостно размахивая руками, встретив кого-то знакомого. Пить кофе в пустой тёмной комнате, под песни забытые и старые настолько, что как будто бы из другой жизни. Успеть в душ до того, как там случится огромная очередь: прохладная вода и горьковатый запах травяного мыла. Обмениваться фенечками, пить вино и смеяться так, как будто этот вечер - последний, и больше шанса не представиться. Просыпаться, пить травяной чай, слушать Маккартни, гладить рубашку, поливать кактус и шнуровать кеды. Мелкие составляющие большой уверенности в том, что всё будет хорошо.
Лето было как сон после болезни. И вынырнуть из этого долгого сна стоило хотя бы ради того, чтобы понять: всё закончилось. Вопросы закрыты, решения приняты, долги возвращены или прощены, и ничто больше не тянет назад.
И можно начать почти что с чистого листа. На самом деле можно.

@темы: изнанка

13:46 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
смотрите, как красиво.

03.01.2015 в 11:10
Пишет opheliozz:

из цикла *книжные сказки*

одна книга проросла диковинным растением, пока её читали, прямо через титульный лист и через окантовку переплёта. там, где было название, буквы смешались и переплелись всеми конечностями, став корнем причудному деревцу. от страниц, мне казалось, запахло землёй. когда пальцы перевернули последнюю, строки на ней почти выцвели, с трудом прочитать - но какими красками заполыхали неизвестные соцветия, какими листами прикрылась дивная книга, какими плодами осыпалась!
_____________________________________

была как-то история не о великих королях, и не о славных рыцарях, даже не о принцессах; один колдун так увлёкся изучением старинных фолиантов, что пальцы его вплелись в орнаменты заглавных страниц и тихий шёпот опадал росой на цветущие строки. в книгах не осталось иллюстраций - они теперь сверкали в глазах колдуна.
когда служанка пришла убираться, она поставила колдуна на полку, потому что отличить, кто есть кто - невозможно.
_____________________________________

почему ты думаешь, что все чернокнижники обязательно были злыми?
помнится ли тебе сказка о том, как один чародей выткал город из несбывшихся снов, из недосказанных слов, из забытых обещаний и клятв. и эти тонкие, бледные, еле узримые - переплелись колоколами и стрельчатыми арками, поднялись кружевом мостов и парчою костёлов, и город был открыт всем покинутым и горюющим, вдовам и лунатичкам; вздохи и стоны, и тяжкие взгляды крепко-накрепко вплетались в призрачные улочки. и серебрилась нить слёз под узкими мостами и вниз по кайме, унося за собой человеческие горести.
но с запада пришли и сожгли гобелены.
другой, очень сильный, опасный, собирал по миру ночные химеры, накалывал их на острие пера и выводил алым и злобно-зелёным по тёмным иссохшимся пергаментам. чёрная горгулья кровь; сизая, неприятно-туманная - знак оборотня; пылающее серебро единорогов и истлевшая саламандрова ртуть; драконов огонь чуть не спалил листы, и колдун обжёг себе пальцы - те моментально отсохли. настолько страшны были некоторые чудовища, что листы корёжились и бледнели под их отравленными выделениями. закованные в рубинные буквицы, в рябинные клетки миниатюр, диковинные звери метались и рыкали, злобно сверкая глазищами. здесь они вряд ли кого испугают.
но пришли с востока и сожгли бестиарии.
на площадях книги горели. ткачи горели, и иллюстраторы, и много ещё кто. сожжённые книги, сожжённые авторы, колдуны, колдовские книги, реки слёз снова наполнили старые русла, и чудовищные твари снова плодились в лесах и подвалах. о чарователях строк и полотен истлеет память, и чудеса их забудутся за повседневными делами, нет у нас больше магов, с такой-то памятью на день; нет у нас больше того, ради чего стоит жизнь положить.
почему ты думаешь, чернокнижники теперь злые?

URL записи

@темы: но кто из них шёл по битым стёклам так же грациозно, как ты?

11:31 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.


тут становится не до баллад и не до романсов,
не до сплетен, дифирамбов и реверансов.
оголённость лезвия, честность холодной стали:
мы сгорели в прах и из праха теперь восстали.

и ничто не важно теперь, и ничто не нужно,
так Полярная светит в зелёной, заросшей луже -
чистый, скальпельно острый свет средь песка и ила -
остаётся собой, безразлично, в чём отразилась.

есть огонь небесный, огонь земной, и есть тот, что между:
грани чистой веры, искры шальной надежды.
бесконечность, свернувшись кошкой, легла на плечи.
время движет горы, но ничерта не лечит.

только мелким ситом, звёздной колючей сетью
ловит важное: ветер, солнце, осколок лета.
остальное - не стоит самой избитой драмы.
видишь: нам дали нас.
с остальным разберёмся сами.

24.8.15.

@темы: надписи на стенах

11:25 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
мир меняется, или я в нём меняюсь? жизнь делает из меня что-то своё, совершенно определённое, вопрос только в том, зачем я ей именно в этом виде? и какая часть этих трепыханий - моя свободная воля, а не её?
это были очень долгие и очень короткие два месяца одновременно. два месяца почти без средств связи - только иногда работающий телефон. наконец-то - возможность остаться наедине с собой, выдохнуть и подумать. дни короче, ночи холоднее, ветер пахнет высохшей травой и дымом. скоро колесо закрутится снова, а я пока ловлю свои последние шансы: надеть шорты, поваляться в траве под солнцем, не следить за тем, во сколько ложусь спать, не думать о том, что будет дальше.
лето - как личное безвременье, зелёно-золотое, цветочное и медовое. скоро всё будет по-другому, но я, кажется, готова к этому.

@темы: изнанка

17:21 

власти твоей нет надо мной

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.


никогда не верь оскаленной тьме за дверью,
в подреберье стылой выстраданной души.
на больших дорогах дети теряют перья,
но взамен получают скальпели и ножи.
обрезают косы да заряжают кольты,
усмехнувшись косо, палят в немой закат.
только помни, друг, ты сам выбираешь, кто ты,
никакой Всевышний в этом не виноват.
не спасут ни предначертанье, ни обречённость,
ты свободен портить всё сам - да и поделом.
это жизнь, мой друг, по белому пишет чёрным.
это мир, мой брат, проверяет тебя на слом.
оставайся богом, шаманом, тенью ветра,
ничего не жди и не думай считать года.
слушай маму, Биттлз, духов шального лета,
только тьму под своею кожею - никогда.

10-22.3.15

@темы: не кричите на меня, пожалуйста, я гуманитарий, надписи на стенах, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

21:08 

please, don't

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
всё идёт по кругу, будь проклят этот круг, и возвращается, всегда - возвращается.
и страшно то, что какая-то часть меня всё-таки этому рада.




всё как во сне: то откровенно странно,
то, вместе с тем, почти нестерпимо больно.
либо твоё время залечит раны,
либо, смеясь, снова посыплет солью.

третьего нет. вроде, и так всё ясно.
всё решено сильно до нас. а, впрочем, -
слово "предначертанье" звучит ужасно,
так что - давай, мы разойдёмся
молча?

время колеблется: соль, исцеленье, кнут?
я не хочу вспоминать, как тебя зовут.

7.9.13

@темы: не кричите на меня, пожалуйста, я гуманитарий, надписи на стенах, неоменяемые

17:17 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
день - солнце и жжёный сахар, но сюда солнечные лучи добираются с огромным трудом, замирая тусклым бликом на лезвии удобно лежащего в ладони ножа. разбивать ледяные глыбы, полные ладони снега набирать, и пальцы перестают слушаться от холода. от особенно сильного удара - бледный высверк стали - отлетает осколок зеркальной глыбы, впивается в правый глаз. что ж, это комплект, ведь, по словам некоторых пострадавших, в сердце лёд у меня уже довольно давно.
но вот что интересно: это только у меня процесс разморозки холодильника происходит настолько драматично?

@темы: по эту сторону границы, не кричите на меня, пожалуйста, я гуманитарий

17:43 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
с первым за это время по-настоящему жарким днём, с первым человеком, которого по-настоящему рада видеть, с первой корявой "отл" в зачётке и кисловатым привкусом этого "умница" на языке, возвращаешься в комнату, превращённую в поле боя, разгребая бардак ногами, завариваешь чай. потом смотришь на календарь и лучше бы не смотрела.
особенно остро чувствуешь, как время утекает сквозь пальцы, особенно остро чувствуешь потребность оставить себе хоть что-то.
вчера вместо подготовки к по-настоящему важному экзамену - пила вино из горла, сидя прямо на полу, и разговаривала сама с собой о будущем. и, надо сказать, вполне довольна тем, до чего по итогу договорилась.
скоро приедет Пехотинец. и это будет, наверное, последний шанс просто поговорить с человеком, последнее разрешение себе ничего пока не решать. потому что я не в ответе за всех этих людей, они приручаются сами, никто из них мне не нужен, никто.
сейчас - приводить жизнь в порядок. хотя бы в рамках отдельно взятой комнаты. слушать новый сингл Shinedown и чай допивать. простая физическая работа обычно проясняет сознание. может, к чему-нибудь и приду.

@темы: по эту сторону границы

18:34 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
"нет такой тьмы, у которой не было бы конца"(с). написать на всех стенах, повторять почаще. не всё в этой жизни - вопрос твоего личного выбора, как бы ни любили об этом говорить все эти новоиспечённые сэнсеи-самоучки, которых сейчас двенадцать на дюжину.
некоторые вещи просто случаются. просто потому что.
нужно принимать это и делать ещё один шаг вперёд. и ещё один. и один. маленькие потери, большие потери - боль всегда есть боль. и единственный принципиальный вопрос здесь - то, как ты сам поступаешь под её влиянием. потому что поступки - это точно вопрос твоего личного выбора, твоя и ничья больше зона ответственности.
эй, мир, я делаю всё, что могу, слышишь? мне за себя не стыдно.
остальные пусть сами за себя решают.


@темы: don't worry, don't cry, drink vodka and fly, самое тяжёлое в твоей жизни - это кит.

21:46 

with the lights out, it's less dangerous

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
настоящее веселье там, где начинаешь честно себе признаваться, что всё, что в пятнадцать казалось тебе самым страшным страхом - сбылось, и вот оно, делает вид, что оно - жизнь твоей мечты, собственно, сама начудила как сумела. и вот теперь дёргаешься от странного чувства, что что-то не так идёт. да, чёрт возьми, всё не так. посмотри, оглянись. стань на мгновение тем непримиримым, бескомпромиссным, упёртым существом с острыми локтями, у которого через слово "нет", "никогда" и "нафиг надо". тем самым злобным, ненавидящим полмира и себя в самой большой степени, но при этом - кристально честным с собой же.
расскажи мне в мои пятнадцать, что я буду жить вот так и радоваться - рассмеялась бы. или закатила истерику. или ударила.
а я живу, и пытаюсь радоваться, и не понимаю, что же не так, пока этот, всё ещё живой подросток, дико сверкая глазами, пытается достучаться до меня и надавать оплеух.
боялась в пятнадцать, что к двадцати так и не научусь писать нормальных песен - и пожалуйста. даже стихи - то, что всегда было со мной - из-под палки, раз в месяц. гитара под слоем пыли погребена.
боялась, что не уеду дальше курска - однако, здравствуйте. нет, я не жалею, что оказалась по итогу там, где оказалась, но сам факт - отметочка в том месте, где мне не удалось за себя и свои мечты постоять.
боялась, что буду с человеком только из-за своего гипертрофированного чувства ответственности за тех, кого приручила, и скриплю зубами каждый раз, когда пропускаю очередной звонок. потому что мерзко, глупо и нечестно в конце-концов.
по-настоящему страшно именно то, что не страшно. в пятнадцать я точно знала - не формулируя даже, просто диким каким-то чутьём нутряным понимала - что для меня губительно. знала, и обходила стороной. а сейчас живу этим, и всем говорю, что это нормально, и себе говорю, что это нормально.
а ничерта не нормально.
радует только то, что, похоже, не всё ещё для меня потеряно. если хочется ещё злиться и ссаживать кулаки о стену, если есть куда поворачивать, есть чем дышать.
не потеряться бы окончательно.


@темы: будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава

17:07 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.


давай уедем? мне тошно в этих сплетнях и дифирамбах,
ты слышишь: мчится небесный поезд сквозь предрассветный мрак?
рюкзак, билеты, горчащий чай, прокуренный дымный тамбур,
что нам ещё-то? давай сбежим, и можно не ждать утра.

давай - подальше от этих драм, немного уже осталось,
ведь где-то - небо, как будто из романов Экзюпери.
мы не в ответе за этот мир, так, может, поставим парус?
и море примет нас, чтобы мы никогда не нашли земли.

давай, пожалуйста, бросим всё: места, имена и лица.
всего-то нужно, что горизонт и немного совсем огня.
вот в небе плавают дирижабли, будто большие птицы.
один из них - изумруд и медь - давно уже ждёт меня.

ты весь - "ну хватит", немое "нет", тяжёлое злое "против",
пожалуй, хватит с нас болтовни, я больше не буду так.
ты спи, а я ещё покурю, почеркаю в своём блокноте.
ты спи, пожалуй, а я пойду.
пойду паковать рюкзак.

21.6.15.

@темы: не кричите на меня, пожалуйста, я гуманитарий, надписи на стенах

01:35 

Kytice

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
А в этой башне истинное волшебство
и та, что с глазами речной воды.
А я жду беды, но прежде всего
Это что-то из моего сердца.(с)


а теперь я хочу сделать то, чем не грешила ни в одном из своих дневников. хочу посоветовать, даже - настойчиво порекомендовать всем читающим этот пост один потрясающий чешский фильм. собственно, вот он. это букет невероятных по красоте и силе воздействия сказочных сюжетов, очень правильных, жестоких и жутких, но завораживающе красивых.
ударная доза магии в серые будни. доза страха, доза чистых эмоций, доза ничем не замутнённой красоты.
и, да, Ана Танглосс, тебе советую персонально.)


@темы: нечеловеческие танцы

14:53 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
выхожу из общежития - и сразу попадаю в закручивающийся вокруг меня спиралью вихрь. непростой сегодня ветер, с характером. у прохожих, идущих навстречу, ни волосок на голове не дрогнет - мои же пряди извиваются и змеятся, будто бы я родственница Медузе Горгоне. и даже когда возвращаюсь назад с рюкзаком, тяжело груженом провизией, порывы ветра вполне ощутимо угрожают сбить меня с ног, тогда как у идущей рядом со мной девочки даже полы пальто не думают развеваться.
ветер тем временем одуряюще пахнет теплом, свежей зеленью и чем-то предгрозовым. и за окном уже начинают собираться тучи. хотя после недавней прогулки я совсем не удивлюсь, если узнаю, что тучи транслирует только моё окно, у остальных же - вполне себе солнечный апрельский денёк.
вчера мы и вправду варили кофе с гвоздикой и жжёным сахаром, слушали Iron and Wine, жгли благовония, раскладывали таро и говорили о будущем, и чуть-чуть о прошлом, и о долгах перед нашими мёртвыми. по крайней мере, ощущение мучительного ожидания невесть чего ушло без остатка.
теперь я рисую рыб, играю на варгане и жарю сырники с яблоками и ванилью.
и всё вполне чудесно.

@темы: нечеловеческие танцы, изнанка

19:56 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
солнце садится алое, закат размытый, дымный, ветреный и недобрый. последние лучи на кожу ложатся ожогами. и будто бы весь мир сжимается до тихого шепота: не буди лихо, девочка, не оставляй открытым окно, не встречай ночи одна, не тревожь того, что давно спит.
я о многом хотела рассказать. о старике-шарманщике, каждый день появляющемся возле театра, улыбчивом, откровенно чуждом этому месту пришельце, в карманах которого оседает вся моя мелочь. о заполонивших город старушках, торгующих маленькими букетиками ярко-синих пролесков, и как я хожу теперь везде с этими пролесками, и что они даже увядшие становятся только синее и заостряются до предела, а всё равно красиво.
только, кажется, вместо того, чтобы рассказывать сказки, я сейчас плотно закрою окно и уйду куда-нибудь к людям. будем варить кофе со специями и рассказывать друг-другу истории. и просто будем. потому что на этой грани начинаешь сомневаться даже в собственном существовании, потому что в зеркала лучше просто не смотреть.
странные нынче дела.

@темы: изнанка

20:32 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
сложно даже попытаться как-то оформить словами то, что происходит с миром вокруг и миром внутри. золотой солнечный ветер гуляет по улицам, рвёт полы пальто, дёргает за проводки наушников, путает волосы. мне подарили свирель, очень простую и со звуком пронзительным настолько, что играть на ней в общежитии - это просто преступление против человечества. перехожу с зелёного чая на чёрный, с жасмина на бергамот, а это значит - апрель на исходе и что будет дальше - то будет дальше.
не знаю, не знаю, ничего не знаю.
такая дыра на том месте, где должен быть смысл существования. я выдумываю их, эти смыслы, каждый вечер, пока завариваю чай или расстилаю постель. я придумала себя тысячу новых, красивых и облечённых в нужные слова смыслов. ни один не приживается, отмирают к утру, как ни старайся.
и от этого не больно, не страшно, и даже не так-то пусто, как могло быть.
от этого просто никак.
холодный солнечный ветер бродит по улицам, зарывается в волосы, стягивает шарф. перехожу с жасмина на бергамот. ничего не хочу выдумывать больше.
делать-то что?

@темы: будто бог меня задумывал из железа, а внутри зачем-то - высохшая трава

18:14 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
The Road goes ever on and on
Down from the door where it began.
Now far ahead the Road has gone,
And I must follow, if I can,
Pursuing it with eager feet,
Until it joins some larger way
Where many paths and errands meet.
And whither then? I cannot say.(c)

С праздником всех, кто празднует, дамы и господа.)



@темы: по эту сторону границы, make me feel better

22:20 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
когда окончательно свыкаешься с тем, что в ответе за собственную реальность - как-то заодно само по себе принимается решение, что всё, чем ты живёшь - будет сказкой.
может быть не очень доброй, по-андерсоновски пронзительной, болезненной и в конце все непременно умрут.
но всё же.

@темы: надписи на стенах

21:07 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
возвращаюсь в город - город встречает посуровевшим небом и снегом с этого неба. внутри общежития неожиданно теплее, и, поднимаясь по лестнице, я даже чувствую что-то, смутно напоминающее радость от возвращения.
при всех ужасах этого места, иногда оно меня - не очаровывает даже, скорее поражает, выбивает из колеи, гипнотизирует.
иногда оно напоминает мне тот самый "Дом, в котором", ни больше, ни меньше. при взгляде на поверхность - омерзительнее некуда здесь абсолютно всё, от протёртого линолеума до бледно-розового кафеля душевых, от запаха подгоревшего мяса с кухни до хмурых жильцов, прячущих пальцы в рукава.
но временами будто бы кто-то щёлкает волшебным тумблером. и я начинаю видеть эти невероятно длинные коридоры, похожие на скоростные трассы, с их внутренними коридорными ветрами, совершенно отличными от обычных сквозняков, и неровным мигающим светом электрических ламп, знаете, как в классических фильмах ужасов.
бывает, выходишь из комнаты с миской винограда, предвкушая долгий и трудный поход на кухню, что в другом конце бесконечного коридора, так вот, выходишь - и замираешь, слыша переливы арфы. кто-то слушает "Сказку о Дьяволе", и вместе с мифическим - благословенным - кем-то её слушает весь коридор. и ты замечаешь сразу - будто кто-то протёр запотевшее стекло одним резким движением - что утро пронзительно солнечно и морозно, что коридорный ветер холодит открытую шею, а запах винограда пропитал всё вокруг. и твой долгий поход пролетает мгновенно, даже песня ещё не окончена - и приходится останавливаться под дверью, чтобы дослушать.
тут главное - не пережать, не требовать больше, чем тебе могут дать, не задерживаться в коридоре. потому что как только отзвенит последний аккорд, в комнате напротив включат что-нибудь омерзительное, коридор наполнится людьми, запахом порошка и кислого борща с кухни, и не останется ничего от только что звучавшего чуда.
но иногда здесь всё-таки происходит то, что должно - происходит сказка. коридорный ветер пахнет карамелью, кофе и кальянным дымом. потрескавшийся линолеум прорастают призрачные чёрные травы. змеятся трещины по стенам, образуя единый узор.
и ради таких вот моментов стоит оставлять глаза широко раскрытыми.
но ничего при этом не ждать.

@темы: изнанка

00:21 

то ли мы лётчики, то ли поэты мы.
рисую маяки и поезда, мучаю китайские прописи, рассеянно наигрываю на гитаре "Yesterday" и медленно учусь всему этому просто радоваться. совершаю поступки, которые кажутся мне проявлением слабости, чтобы почти сразу выяснить, что именно они влекут за собой целую цепочку потрясающих последствий. только вот проявлением слабости от этого они быть не перестают, в этом проблема.
продолжаю сочинять себе своё личное сказочное пространство, не отвечаю на телефонные звонки и почти не запоминаю снов.
понимаю, чем дальше, тем отчётливее, что мне очень мало кто нужен для жизни. и мало что.
складываю журавликов, пью много чая, не ночую дома.
как-то так, видимо, выглядит равновесие в моём исполнении.

@темы: изнанка

душевный боезапас

главная